Урус-Шайтана погребали по частям


  Урус-Шайтана погребали по частям

Татарские женщины пугали его именем своих непослушных детей. Согласно различным историческим источникам он избирался кошевым атаманом от 8 до 20 раз. Из своих 55 крупных сражений он проиграл лишь одну междоусобную схватку под Ахтыркой в 1666 г. Так или иначе, Иван Дмитриевич Сирко является одной из самых легендарных и любимых в народе исторических личностей казацкой эпохи.

Его похождения не закончились даже после кончины. Лишь в 2000 году прах Сирка воссоединился и окончательно обрел покой в высоком кургане под селом Капуловка Никопольского района.

Мертвец отправился в изгнание.

Из истории известно, что отношения Ивана Сирка с Российской империей были далеко не идеальны. Так, в 1654 г, будучи в чине полковника, он отказался принять присягу московскому государю, а в 1668 г.«воевал» украинские города против «бояр и воевод». Не за это ли фамилия Романовых затаила зло на атамана, сослужившего ей в другие времена столь славную службу? Не за это ли его могила дважды осквернялась русскими войсками? Первый раз это произошло в 1709 г, по приказу Петра 1, а второй – после падения сечи в 1775 г.

Тогда на Чертомлыцком сечевом кладбище солдаты устроили веселую потеху. Разрывались казацкие могилы, трупам отрубались головы… Однако Сирко, как кошевой атаман, был похоронен по особому обычаю. Дубовый гроб ставился прямо на землю и шапками над ним насыпался высокий курган. Раскопать его было куда труднее, чем обычное захоронение. Утомившись от работы с наступлением сумерек, то ли побоявшись начавшегося дождя, враги отправились спать, оставив у разрытого кургана немногочисленный караул. Наутро он оказался перебитым, а гроб с останками Сирка – увезен в очередное казацкое изгнание.

За Сирка просил Кутузов.

Долгое время мертвый атаман путешествовал по чужбине, и даже после возвращения на родину не сразу был предан земле. По преданию, гроб долгое время сохранялся в «клуне» одного из преданных крестьян. Большего доверия заслуживает легенда, что после окончания войны, в 1813 г к Екатеринославскому губернатору прибыла группа казаков с письмом от фельдмаршала Кутузова, содержащим ходатайство о захоронении останков атамана Сирка. Новое погребение состоялось в 1836 г на окраине Капуловки, на месте, позднее получившем название Панские кручи.

По еще одной версии могила здесь появилась значительно раньше, сразу после возвращения казаков из турецкого изгнания. В 1732 г казаки получили «высочайшее прощение» от Анны Иоановны, что позволило им в 1734 г основать новую Покровскую сечь на реке Подпольной. В один из этих годов и было совершено захоронение Ивана Сирка на Панских кручах. В этом случае приходится признать, что прах атамана был извлечен из земли, скорее всего еще при Петре, а древний надгробный камень, украша
3251
ющий ныне новую могилу, имеет еще более давнюю историю. Ошибка в дате смерти, обозначенной на камне (4 мая вместо 1 августа), как раз и объясняется тем, что перезахоронение состоялось в мае.

Атамана прописали к бабам.

В начале 50-х годов, Великий луг исчез под водами искусственно созданного Каховского моря. А в 1967 г, в связи с продолжающимися береговыми оползнями руководством района было принято решение о перенесении могилы Ивана Сирка на ее нынешнее место. Этот курган был известен в народе под названием «Баба-могила», из-за половецкого изваяния, венчавшего его еще в начале прошлого века. Он имеет доскифское происхождение и относится археологами к бронзовой эпохе. Отсюда его второе название – Бронзовик. По легенде, казаки назначали здесь свидания своим подругам, коим вход на территорию сечи был строжайше запрещен.

Особой позиции придерживался Киев. Там считали, что останки Сирка должны быть отправлены в Пантеон кошевых, который предполагалось организовать в Запорожье на острове Хортица. Вряд ли стоит комментировать столь мудрое решение. Достаточно упомянуть, что областные и районные власти, а также общественность Капуловки категорически ему воспротивились. Однако и местное руководство не сумело решить проблему перезахоронения достаточно деликатно.

По костям прошлись бульдозером.

По воспоминаниям жителей села, раскопки прежней могилы велись крайне грубо и непрофессионально. Археолог Людмила Крылова из Днепропетровского исторического музея, возглавлявшая экспедицию, называла казаков «алкашами» и «пьянчугами». Похоже, она совершенно не была знакома с традициями захоронения казачьих атаманов. В конце ноября при дожде и холодном ветре в свете автомобильных фар бульдозер зацепил крышку гроба, которая, сместившись, раздробила лицевые кости погребенного. По свидетельству очевидцев, скелет сохранился прекрасно.

Он принадлежал невысокому, но весьма крепкому человеку, с характерными утолщениями на костях в местах крепления мышц. Следы боевых увечий, о которых известно по письменным источникам, не оставляли сомнений в том, что останки принадлежат легендарному атаману. На костях сохранились остатки пояса, шапки и казацкой сабли.

Две ночи праху вернувшегося из небытия вождя пришлось провести в колхозной конторе, у дверей которой была выставлена охрана. Однако она не помешала госпоже Крыловой подменить изувеченный череп, на другой, обнаруженный при раскопках Бронзовика. Как оказалось, ее поступок был продиктован желанием восстановить исторический облик народного героя.

Жертва охотников за головами.

Сделать это по тем временам могли лишь в лаборатории пластической реконструкции института этнографии им. Миклухо-Маклая в Ленинграде. Туда тайно и был направлен похищенный череп. Ученице профессора Герасимова Лебединской мы обязаны тем, что истинные черты Ивана Сирка стало возможным воплотить в металле. Позднее специалисты говорили, что в Питер достаточно было послать гипсовую копию. С этой точки зрения действия Людмилы Крыловой трудно расценить иначе как халатность и святотатство.

Забавно, что народная молва упорно приписывает похищение черепа двум другим «радетелям за историческую правду» Михаилу Кикотю и Николаю Галайде. Первый из них руководил процедурой перезахоронения находясь на посту зампреда райисполкома по культуре, второй возглавлял колхоз им. Горького, на землях которого разворачивалась археологическая эпопея. Как вспоминают односельчане, ни тот не другой ничего толкового для дела не совершили. Напротив, Галайда называл Сирка бандитом и упорно отказывался перенести подальше навозохранилище, расположенное в непосредственной близости от новой могилы. Несмотря на это, на бюсте Ивана Сирка никопольского скульптора-самоучки Валентина Шконды Кикоть и Галайда значатся как соавторы проекта.

Урус-шайтан попал в татарский плен.

Здесь следует вспомнить, что до этого на старой могиле, а затем и на кургане был установлен другой бюст, отлитый в 1956 г в честь 300-летия воссоединения Украины с Россией. Его автор воспроизвел образ Ивана Сирка с картины Ильи Репина «Запорожцы». Художник в свою очередь использовал в качестве натурщика киевского губернатора, чей облик в представлении Репина соответствовал внешности народного героя. В мае 1980, на могиле был установлен новый бюст работы Шконды, а старый в полном соответствии с нормами социалистической этики был отправлен на свалку. Позднее его чудом обнаружили среди металлолома на Никопольском заводе им. Ленина и сейчас он украшает двор капуловской средней школы.

Возвращаясь к истории злополучного черепа, следует сказать, что благодетели из Питера вовсе не спешили вернуть реликвию на Украину. Вряд ли здесь стоит подозревать злой умысел. Скорее «экспонат» просто затерялся в заказниках студии. Его возвращение заняло около четверти века и стало возможным благодаря местным краеведам и сотрудникам исторического журнала «Памятники Украины». Привезен череп был в 1990 г к празднованию 500-летия запорожского казачества. Однако, по непонятным причинам сразу захоронен он еще долгое время провел в сейфе должностного лица татарской национальности. В Капуловке горько шутили, что гроза татар Иван Сирко не жданно ни гадано попал в татарский плен.

Отныне в полном составе.

Только летом 2000-го года было принято решение о дозахоронении черепа казачьего атамана Ивана Сирка вместе с другими останками в кургане Баба-могила. Однако и здесь не обошлось без сложностей. Местным «историческим патриотам» во главе с бывшим учителем истории Капуловской средней школы Леонидом Бурдой никак не удавалось убедить руководителей операции, что дозахороненение нужно провести по всем правилам, т. е. извлечь гроб, удалить оттуда «неродной» череп, поместить останки в новый саркофаг и лишь потом снова придать земле. Начальство предполагало просто поместить череп в металлический контейнер и замуровать его в курган.

К гробу пришлось подбираться сбоку, т. к. сверху этому мешали бетонные стяжки и гранитные плиты. Археолог в специальном костюме биологической защиты долго шарил в дыре, проделанной в гробу, после чего смущенно развел руками и произнес: «Похоже здесь ноги!». Дело в том, что по христианскому обычаю, покойников хоронят головой на запад. Но при предыдущем захоронении в 1967 г этот обычай был нарушен, что и ввело в заблуждение эксгуматоров. Только теперь было решено извлечь гроб целиком и сделать все как положено. Чужой, доисторический череп оказался тут как тут и законный обмен мертвых голов наконец состоялся. Так в очередной раз обрел покой легендарный казацкий атаман Иван Сирко. Хотелось бы верить, что навсегда.

Легенда

Иван Сирко освободил Москву.

Существует легенда, что в разгар кампании 1812 г только что назначенный главнокомандующим Михаил Кутузов, обходя строй, встретил дюжину казаков из Капуловки, известных ему по прежним походам. Пригласив старых вояк в шатер и разговорившись с ними, полководец выведал у них тайну неизменных казацких побед. Срочно была снаряжена экспедиция в Капуловку и, после долгих увещеваний и взываний к патриотизму хранителя останков Ивана Сирка, тот выдал под личные гарантии Михаила Илларионовича правую руку покойного. Реликвию обнесли вокруг занятой Наполеоном Москвы, после чего судьба французов в России была предрешена. Трудно поверить, что казаки, будучи добрыми христианами, проводили подобные эксперименты.

Версии

Место смерти неизвестно.

О месте смерти Ивана Сирка до сих пор продолжаются споры. Дело в том, что в Южном Приднепровье известно два села с названием Грушевка: неподалеку от Марганца и в Апостоловском районе (ныне с. Ленинское). Возле первого протекает речка Сирковка, возле второго Иван Сирко, будто бы, имел свой зимовник. В одном из письменных источников упоминается, что после кончины своего предводителя 1 августа 1680 г. верные казаки погрузили его тело в «дуб» и в течение считанных часов доставили на сечевое кладбище, где он и был похоронен. Теперь на месте Чертомлыцкой сечи плещутся воды Каховского водохранилища. Долгое время с крутого откоса близ Капуловки был виден белый бакен, специально поставленный над последней казацкой цитаделью. Потом его не стало.