Валентина Орликова — женщина-капитан китобойного судна


  Валентина Орликова - женщина-капитан китобойного судна

Орликова Валентина Яковлевна (19.11.1915 — 31.01.1986) — первая женщина-капитан большого морского рыболовецкого траулера(БМРТ), единственная женщина-капитан китобойного судна («Шторм»), ветеран Великой Отечественной войны, первая женщина в рыбной отрасли страны, удостоенная звания Героя Социалистического труда.

Валентина Орликова

Валентина Яковлевна Орликова родилась в городе Сретенске 22 февраля 1915 года. Четыре года училась во Владивостокском водном техникуме путей сообщений. В 1941 году окончила судоводительский факультет Ленинградского института инженеров водного транспорта. Когда началась Отечественная война, работала штурманом на судах морского флота. Участвовала в эвакуации раненых из Таллинна в августе 1941 года. С августа 1942 года до октября 1944 — 4-й штурман, а затем третий помощник капитана на теплоходе «Двина».

«Двина» возила в США советское сырьё в обмен на американскую продукцию, поставляемую по ленд-лизу. В первый рейс, который начался 8 августа 1942 г., теплоход вёз марганцевую руду.

Так как конвой из английских кораблей задерживался, было решено отправить «Двину» в одиночку, без сопровождения. Из всего оружия на борту было два пулемёта и 5 винтовок.
Для того, чтобы корабль не казался совсем беззащитной жертвой для немецких кораблей и подводных лодок, капитан принял решение соорудить муляжи корабельных орудий из дерева, одеть на них чехлы и приставить к фальш-орудиям расчёты.

Это плавание не обошлось и без других сложностей. Вот что пишут А. Тарандин и Л. Новиков в своей книге «Сказание о «Сибирякове»»:

Вскоре подошли к Исландии. В порту Рейкьявик заправились топливом, передохнули и снова в путь. В Атлантическом океане гитлеровские подводные лодки появлялись редко. Но возникли другие трудности. Ведь судно уже несколько месяцев находилось В плавании. Кончилась зелень, в обрез оставалось и других продуктов. В Рейкьявике тоже не густо было; бедствовал городок. У многих матросов расшатались зубы, появились признаки цинги. Тут помогла смекалка радиста Михаила Кольцова. Он как-то попробовал вымывать из марганцевой руды почву, получилось. Трудно шло дело, но когда в эту затею поверили другие, стало веселее. Перебрав тонны породы, ребята намыли немного земли. Вот уж поистине был на корабле праздник, когда однажды на искрящейся металлическим блеском почве появились нежно-зеленые стрелки лука! Все вдруг стали «огородниками». Так и добрались до Нью-Йорка.

Когда судно пришло в США, русских моряков пригласили в Голливуд на съёмки документального фильма о них. 17 февраля 1943 г. консульство направило с «Двины» на съемки пять моряков, в числе которых была 4-й помощник капитана Валентина Яковлевна Орликова, а также ст
3446
аршина 1-й статьи Николай Пульнов, радист Михаил Кольцов, моторист Михаил Иванов и заместитель политрука «Двины» П.А. Филев.

Вот что последний пишет про эти съёмки в своей статье «Через три океана на теплоходе «Двина»»: «Много было задано разных вопросов Пульнову, Орликовой, Кольцову. Валентина Яковлевна говорила все по-английски, она хорошо знала язык. Нас сняли в разных кадрах. Так мы стали героями голливудского фильма».

А вот как описал это мероприятие советский разведчик Александр Феклисов в своей книге «За океаном и на острове»:

Многие советские моряки были свидетелями событий, происходивших в нашей стране, кое-что знали о ходе боев. Поэтому корреспонденты американских газет, журналов и радиокомпаний стремились взять у них интервью и получить информацию из первых рук. Моряков приглашали на вечера в русские, украинские и другие эмигрантские организации, а также в американские семьи.

Посольство считало такого рода представительско-пропагандистскую работу политически важной и придавало ей должное значение. Генеральный консул поручил мне заняться этим участком, предупредив, чтобы я организовывал встречи только с такими представителями прессы и общественности, которые освещали бы нашу политику в благоприятном духе, и чтобы для этой цели подбирались кандидаты среди советских моряков, которые могли бы достойно представлять советский народ. В предварительных беседах с журналистами, которые обращались ко мне за разрешением поговорить с моряками, я прямо заявлял, что если они напишут объективные статьи, без антисоветских комментариев, то устрою им встречу. В противном случае, извините, ничего не выйдет.
Как правило, журналисты соглашались с таким условием. Обычно они брали интервью у моряков в моем присутствии, и я нередко выступал в роли переводчика. Опыт показал, что такие встречи были очень полезными, так как ребята простым языком, правдиво, в доходчивой форме и с конкретными примерами рассказывали о героической борьбе Красной Армии, о том, на какие жертвы идет наш народ, чтобы одержать победу над общим врагом. Они прямо, без дипломатических выкрутасов, заявляли корреспондентам, а следовательно, через их издания многим миллионам жителей США, что никакая помощь не может заменить второй фронт в Европе.

Очень успешно выступала и давала интервью американским журналистам штурман парохода «Двина» Валентина Орликова , миниатюрная, стройная женщина, всегда одетая в чистую, хорошо отглаженную форму. У нее были темно-русые волосы и выразительные глаза, речь ее отличалась искренностью и какой-то задушевностью, что сразу подкупало собеседника. От всего ее внешнего облика и манер веяло изяществом и женственностью, хотя она постоянно вращалась среди мужчин, занимавшихся тяжелым физическим трудом. Какие бы каверзные вопросы ни задавали ей корреспонденты, она всегда спокойным тоном давала обстоятельные, четкие ответы. При этом не изображала из себя всезнайку и, если чего не ведала, откровенно признавалась.

Во время первого интервью ей задали такой вопрос:
— Как вам, маленькой женщине, удается командовать мужчинами?

Она очень толково объяснила, в чем состояли ее обязанности. Привела пример, как пришлось маневрировать во время первой в ее жизни атаки фашистской подводной лодки, как она смотрела на приближающуюся торпеду, как увела судно от нее.

— Страха не чувствовала, — говорила Валентина, — было огромное напряжение. Зажмурилась. Считала до пятнадцати. Пронесло.

А слушают ее подчиненные потому, что понимают: от того, как четко выполнят распоряжения, зависит судьба парохода и всех людей на нем.

В конце полуторачасового интервью, во время которого Валентина блестяще ответила на все вопросы, один из корреспондентов пробасил:
— Теперь до меня дошло, почему моряки исполняют все ваши команды.

Муж Орликовой плавал вторым помощником капитана на другом судне. Судьба сводила их очень редко. За время войны ее пароход трижды приходил в США, и каждый раз корреспонденты стремились побеседовать с отважной женщиной.

Вот график движения «Двины», который привёл П.А. Филев в уже цитировавшейся статье:

8 августа 1942 г. вышли из Архангельска
12 августа — » — прошли пролив Красные Ворота
16 августа — » — порт Диксон
20 августа — » — мыс Челюскина
24 августа — » — бухта Тикси, р. Лена
5 сентября — » — бухта Амбарчин, р. Колыма
11 сентября — » — подошли к тяжелым льдам Чукотского моря, дальше идти невозможно
21 сентября — » — вышли в обратный путь
12 октября — » — пролив Карские Ворота
14 октября — » — пришли в Белушью губу (Новая Земля)
24 ноября — » — вышли в США в одиночку
2 декабря — » — пришли в порт Анкудерн (Исландия)
4 декабря — » — вышли из Анкудерна
9 декабря — » — пришли к Рейкьявик (Исландия)
27 декабря — » — вышли международным караваном в США
18 января 1943 г. пришли в порт Бостон (США)
19 января — » — пришли в Нью-Йорк
25 января — » — разгрузили руду
12 апреля — » — вышли из Нью-Йорка
19 апреля — » — пришли на Кубу
20 апреля — » — вышли из Кубы
24 апреля — » — пришли в порт Колон (Панама)
25 апреля — » — вошли в Панамский канал
9 мая — » — пришли в Сан-Франциско
11 мая — » — вышли из Сан-Франциско
20 мая — » — пришли в бухту Акутан (Алеутские острова)
20 мая — » — вышли из бухты
28 мая — » — пришли в Петропавловск-Камчатский
20 июня — » — вышли из Петропавловска-Камчатского
27 июня — » — пришли во Владивосток

В 1947 году Валентина Яковлевна перешла на работу в систему рыбной промышленности, ходила на Дальнем Востоке капитаном китобойного судна «Шторм». Вот что вспоминает Нина Соловова, работавшая с ней в тот период:

Эта маленькая красивая женщина обладала на редкость твердым характером. Ее уважали за профессионализм и боялись за крутой нрав — могла так встряхнуть словом, что мало не покажется. На мостике ее еле видно было — одна голова торчала, зато так могла всех «построить», что через минуту забывали о ее небольшом росте… Одним словом, капитан от бога. «Черт в юбке», — посмеивались старые моряки, глядя на нее. В экипаже ее любили и прощали ей маленькие человеческие слабости.

В 1953 году ее пригласили работать в Москву в Министерство рыбного хозяйства. Однако вскоре она решила, что море ей больше по душе. В 1955 году она возвратилась в Мурманск, где стала первой в мире женщиной-капитаном большого морозильного траулера(БМРТ).

Десять лет В.Я. Орликова возглавляла экипажи БМРТ «Николай Островский» и «Новиков-Прибой», водила в рейсы танкер «Пирятин» и не случалось, чтобы не справлялась с заданием, не выполнила государственный план, допустила аварию. Она работала творчески: осваивала новые районы лова, искала возможности увеличить производственные мощности БМРТ, внесла интересные предложения об организации перегрузки рыбопродукции в открытом море и в порту. Имела авторитет грамотного промысловика, умелого судоводителя, опытного организатора и воспитателя моряков.

Была удостоена звания «Герой Социалистического Труда». Так же награждена
орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, и несколькими медалями.

Вот что вспоминает о ней И.А. Курамшин:

Я ходил мастером добычи на БМРТ «Новиков-Прибой». Более шести лет — под командованием Валентины Яковлевны. Мы ее называли мамой. Главные качества ее характера: Справедливость и трудолюбие. И еще доброта. Был у нас на судне матрос Вася Шубин. Так Валентина Яковлевна купила на свои, деньги телевизор и подарила ему за хорошую работу от имени всего экипажа. Искренний и очень душевный человек — вот какая она была.

А вот что пишет о Валентине Яковлевне Герман Ануфриев, служивший на БМРТ «Николай Островский»:

Женщины-капитаны были в те годы большой редкостью, о них ходили и легенды, и слухи. В моем представлении это должна была быть этакая «бой-баба», как у Ильфа и Петрова, — «широкоплечая гражданка» с зычным голосом и речью, густо припорошенной матом. А тут — хрупкая, изящная женщина с короткой стрижкой и тихим голосом, умная, интеллигентная, ироничная. С членами экипажа — доброжелательна, проста, на удивление спокойна, в решениях независима. Никогда не повышала голоса, не употребляла крепких выражений, но при необходимости способна была проявить необыкновенную, не всякому мужчине дарованную твердость характера и духа.

О В.Я. Орликовой был снят документальный фильм «Валентина Орликова — единственная женщина-капитан китобойного судна».

После ухода на пенсию, переехав в Москву, В.Я. Орликова участвовала в общественной жизни, помогала воспитывать молодежь на примере лучших традиций морского и рыболовного флотов. Умерла 31 января 1986 года.
В её честь названа улица города Мурманска, а 7 июля 2005 г. на доме N40 на улице Капитана Орликовой открыта мемориальная доска.